Потерянная Грузия…

Тао

Автор статьи — Давид Вартумашвили

Перед вами первый рассказ об исторической области Грузии, находящейся сейчас на территории Турции. Если отбросить сентименты и беспочвенные мечты некоторых грузин о том, что когда-нибудь эта немалая территория вернется в состав Грузии и пристально вглядеться в реальность, то оказывается, что ничего грузинского (как и армянского, армянские земли находятся восточнее, ближе к современной границе Армении), увы, не осталось. Типично турецкие городки разбросаны в окрестностях, никакой иной язык, кроме турецкого, здесь не встречается. И никаких напоминаний о том, что когда-то что-то было иначе, кроме бледных точек на карте — руин древних храмов, построенных грузинскими и армянскими зодчими, да изредка искаженных оригинальных названий, чудом сохранившихся в современных топонимах. Они — единственное, что хранит прошлое этих мест. Выглядят эти храмы печально и соответствующее настроение оставляют после посещения. Их с десяток — крупных и известных и сотня-две — мелких или разрушенных почти до основания. Иногда здесь бывают паломники из Грузии и крайне редко обычные туристы. Моей целью было добраться до края древнего грузинского царства и прикоснуться к истории, и я её достиг. Но то, что я увижу по пути совершенно нетипичные пейзажи, взберусь на головокружительную высоту и побываю в потрясающе живописных дебрях, стало для меня сюрпризом и влюбило в Восточную Турцию, в которую я бы с удовольствием поехал хоть прямо сейчас, тем более там еще столько мест, посещение которых развило бы начатую в этой статье тему.

Потерянная Грузия...

Мой путь в Тао начался в Батуми. На границе в Сарпи я был в 9:40. Купив автомобильную страховку толи за 60 лир, толи за 60 лар, я въехал в Турцию. За Хопой свернул на восток и, миновав окраины с неизбежными автомастерскими и рынками, стал подниматься по нудному из-за медленных грузовиков серпантину. Первый отголосок древности неожиданно встретился мне в нескольких километрах до городка Борчка в местечке с названием Демирцилер, что по-русски означает «кузнецы». В Кузнецах руками лазов, мегрелов и сельджуков, бывших жителями деревни, в средневековье был построен арочный мост. В окрестностях Борчки есть еще парочка древних мостов, но, подозреваю, без хорошего проводника их можно вообще не найти.

За Борчкой я начал постепенно вникать в масштабы инфраструктурного строительства, захлестнувшего восток Турции. Дорога пошла вдоль водохранилища, образованного новой ГЭС, а еще дальше, за Артвином я побывал в царстве тоннелей. Их там десятки, пронзающих горы на многие километры. Мне сразу вспомнились тоннели в Грузии, строительство которых преподносилось, как нечто сравнимое с покорением Марса, или знаменитый Барановский тоннель, построенный к олимпиаде в Сочи, на который потратили годы и миллиарды. Всё это пыль и сажа по сравнению с тем, что сделало турецкое правительство для одного из своих самых отсталых регионов.

Потерянная Грузия...

Тао-Кларджети — собирательное название районов южной Грузии, образовавших средневековое княжество, соседствовавшее с древней Иберией и подчинявшееся ей. История у этого места примерно следующая. (Примерно, потому что грузинские и армянские источники, а также добытые историками факты часто друг другу противоречат, что неудивительно.) Жил-был Вахтанг Горгасали (440—502), один из любимейших грузинским народом царей (его памятник на коне с поднятой правой рукой стоит у церкви в Метехи в самом сердце Тбилиси — все, кто был в Грузии, фотографируют его с моста через Куру), была у него дочь Вахтандухт. Дочь вышла замуж за некоего Гуарама и дальше ему можно было не работать, получившего с приданным титул правителя (эристава) области Тао. Их первенец Баграт дал имя одному из самых известных и древних родов Европы — Багратионам, продержавшемуся у власти следующие полторы тысячи лет; с Вахтандухт в этот прославленную династию влились гены основателей и первых властителей древнего грузинского государства. Прошло два туманных столетия с войнами и прочими катаклизмами. В середине 8-го века княжеством правил Адарнасе, потомок Баграта (если верить армянской версии, Адарнасе приходился внуком армянскому царю Ашоту Слепому по отцовской линии и в то же время был внуком царя Иберии Гуарама III по матери, историки этот клубок до сих пор не распутали). Адарнасе удачно породнился с царствующей фамилией, женившись на дочери царя Иберии Нерсе. Однако настали тяжелые времена, земля была захвачена арабами, царь оказался в багдадской тюрьме и Грузия, как национальное государство, фактически сократилась до размеров княжества Тао-Кларджети, этой некогда окраины грузинской земли. Ашот I, сын Адарнасе, заручившись поддержкой Византии, вел периодические войны с арабами и судя по растущей территории своего царства — успешно. Население его любило и земля процветала. Потомки Ашота с переменным успехом продолжали начатое дело и на границе первого и второго тысячелетий царь Тао-Кларджети Давид III Великий стал одним из самых значимых правителей на Кавказе. При нем был построен один из четырех Великих Кафедралов — храм в Ошки, не увиденный в этот раз. Чтобы представить масштаб этого строения и его значение для страны в то время, только напишу названия остальных Кафедралов, они общеизвестны: Храм Баграта в Кутаиси, Светицховели в Мцхете и Алаверди. Ошкский кафедральный собор Святого Иоанна Крестителя был построен первым и получается, что в какой-то момент являлся самым большим на Кавказе, но эту информацию я не проверял.

Потерянная Грузия...

По идее мне нужно было двигаться строго вдоль реки Чорохи, объезжать Артвин и не сворачивая мчаться по прямой. Я решил заехать в Артвин, прокатиться по улочкам, отметиться, так сказать, в новом месте, тем более, что карта показывала некую сквозную дорогу, которая вывела бы меня на трассу без необходимости возвращаться. Артвин отстроился на склоне горы с приличным перепадом высот между нижней и верхней частями города и, полагаю, пешеходам это доставляет неудобства.

Такое расположение естественным образом лишило город просторных площадей и поэтому он показался мне тесным. Но вид, который можно лицезреть поднимаясь на самый верх по крутому серпантину, — шикарен, и делает заезд в Артвин обязательным для тех, кто окажется рядом. Из попавшихся мне городских достопримечательностей могу отметить памятник человеку с молотом и монумент Ататюрку — самый большой в Турции. Монумент стоит немного в стороне от жилых кварталов на вершине горы и прекрасно виден из разных точек города (к нему, я думаю, имеет смысл подъехать ближе, постараюсь сделать это в следующий приезд). Остальные знаковые места — центральная мечеть и средневековая крепость — остались за кадром. В историю Артвина я вдаваться не буду, чтобы не растягивать и так объемный текст, скажу лишь, что в конце 1800-х годов, три четверти населения города были армяне, сейчас, понятное дело, не осталось ни одного.

Потерянная Грузия...

Город закончился, а я поднимался все выше и выше. Дорога привела меня к въезду на территорию природного парка — артвинцы ездят сюда отдыхать и на пик-ники. За парком началась грунтовка. Я решил продолжать путь, ясно понимая, что чем дальше я еду, тем длиннее будет путь назад, если места окажутся не под силу моему низко посаженному Пассату. Но чистый горный воздух, громадины деревьев, по которым я успел соскучиться, и горы вокруг толкали вперед. Опережая события, скажу, что начиная с этого момента и в следующие пару часов, что я плутал по горам, мне не попалась ни одна встречная машина, что, признаюсь, слегка нервировало. От выезда из Артвина до подъема до высшей точки перевала путь занял около часа. Судя по карте, высота над уровнем моря в этом месте чуть-чуть не дотягивает 2000 метров. Верхушка горы, по которой пролегала колея, оказалась лишенной деревьев, что давало возможность оглядеть соседние вершины, названия которых — явно грузинского происхождения — пережили все войны и переселения народов: Саралети, Меровани, Барбалети. А хрупкие горные цветы, распустившиеся здесь в середине октября и сопротивляющиеся сильному ветру, дополнили картину. И даже если бы я не смог по какой-то причине продолжать путь дальше, поездку можно было считать состоявшейся, начиная с этого момента.

Потерянная Грузия...

За подъемом начался спуск, не менее интересный. Сильно сузившись, дорога портилась на глазах. Было видно, что дожди размывают накатанные колеи. Пару раз пришлось сдавать назад и поскрести днищем землю. Я пробирался через густой лес, расступавшийся на поворотах серпантина. Моим ориентиром была небольшая деревушка, маячившая на переднем плане. За ней мне бы осталось только съехать на трассу. До деревни я добрался всего за полчаса, вызвав своим появлением неподдельное удивление у местных жителей, и еще минут 10-15 спускался по крутому серпантину в ущелье реки Чорохи, не менее живописное, чем увиденные ранее перевалы. Из-за поездки по окрестностям Артвина, пришлось сильно разрядить планы, из маршрута выпал храм в Ошки, но, честно скажу, оно того стоило.

Потерянная Грузия...

Со смертью бездетного Давида Великого фактически кончилась независимость Тао-Кларджети, сначала княжество было поглощено Византией (покойный царь предвидел такое и еще при жизни пытался сопротивляться). Область погрузилась на несколько лет в смуту, во время которой какие-то родственники почившего монарха пытались удержаться у власти. Отсутствие наследника, как ни странно, сыграло положительную роль в становлении единой Грузии. Баграт III, бывший племянником Давида (а согласно некоторым источникам и приемным сыном), царствовал в Абхазии, его отец Гурген был царем в областях к северу от Тао-Кларджети. После смерти отца Баграт получил его земли в наследство, присоединил к своим, расширив царство до границ Тао, и заявил свои права на княжество, в результате чего имела место Византийско-грузинская война (1014—1023). Война закончилась поражением, территория осталась за Византией. И была возвращена уже при Давиде Строителе и царице Тамаре, когда Византийская империя ослабла и теряла влияние.

Потерянная Грузия...

Грузии не суждено было стать империей, способной захватывать другие страны и приростать новыми территориями в глобальном масштабе. Дело не в отсутствии желания и не в том, что история не подарила соответствующего лидера, и не в миролюбивости народа. А в малочисленности и неоднородности титульной нации. На юге и востоке от Грузии расселились два крепких народа — иранцы и турки, и тех и других в среднем было в 20 раз больше, чем грузин. На севере — огромная Россия. Все три соседа, окрепнув, вели себя крайне неспокойно, в том числе в отношениях друг с другом. Народы Кавказа, оказавшиеся между ними, оставались пешками в их большой игре. Поэтому последние несколько столетий вопрос о том, где будет проходить линия грузинской границы решался не в Грузии и не грузинами. В XVI веке захватнические войны Османской империи лишили Грузию Тао-Кларджети. Родина правящей династии Багратиони досталась туркам-иноверцам. Вместе с тем грузины остались без одного из своих культурных и религиозных столпов, поскольку эта вроде бы окраина была центром монашеского движения, бурно развившимся в VIII-XI веках (выходцы Тао основали за рубежом — в Византии, Палестине, Сирии, — грузинские монастыри, среди них — монастырь Креста в Иерусалиме). По итогам русско-турецкой войны 1877—1878 годов территория бывшего княжества вошла в состав России. 16 марта 1921 года в Москве без участия представителей Армении, Грузии и Азербайджана был подписан печально известный Московский договор, согласно которому бассейн реки Чорох, гора Арарат и другие приграничные территории отошли к Турции.

Потерянная Грузия...

Проехав 70 километров по трассе, я оказался у края озера Тортум. Недалеко от дороги здесь грохочет внушительный водопад — идеальное место, чтобы отдохнуть и подкрепиться перед новым рывком. Оставив машину на парковке, я обошел водопад по специальной тропинке, отсняв серию фотографий. Столетия назад оползень перекрыл ущелье реки Тортум, создав естественную плотину, — так появилось одноименное озеро размером 8 км в длину и 1 км в ширину с максимальной глубиной у края плотины — 100 м. Выливающийся из озера излишек воды падает с высоты 48 метров. Весной, когда в горах тает снег и воды много, здесь, наверное, особенно красиво. А в остальные месяцы водопада может не быть совсем, так что мне в некотором роде повезло — увидел самый большой водопад Турции в не сезон. Озеро окружено известняковыми горами, практически лишенными растительности. Голубая вода добавляет холодных красок в открывающийся пейзаж и все выглядит строго и неприветливо. Настроение меняется, когда при движении к противоположному краю озера, открывается вид на зеленую долину.

Потерянная Грузия...

Я приближался все ближе и ближе к крепости Тортоми, но эта достопримечательность, похоже, слишком мелкая, чтобы обладать указателем. Проехав нужный поворот, я свернул в другую от дороги сторону и поехал в неизвестном направлении (сбил с толку и сайт tao-klarjeti.com, полезный для поиска объектов грузинского наследия в регионе, в котором месторасположение крепости указано неверно). Спустя некоторое время я заподозрил ошибку, попытался что-то найти в интернете, но связь в этой глухомани работает из рук вон плохо, да и на картах Гугла крепости нет. В итоге, ценой потерянного времени я все же нашел нужное направление. Пришлось возвращаться. Если двигаться от озера Тортум, то, проехав 2-3 километра после поворота в сторону Ардагана на дорогу D062, нужно повернуть направо, метров через 50 будет мостик через реку Тортум, за ним дорога, которая и приведет к крепости. Координаты места: 40°20’27″N 41°28’12″.

Потерянная Грузия...

История этого места утрачена. Можно предположить, что крепость выполняла пограничные функции, так как южнее нее отголосков грузинского присутствия не встречается. Весьма вероятно, что как и на любом средневековом пограничном объекте здесь пролилось немало крови тех, кто держал оборону, как и тех, кто пытался вторгнуться в чужие земли. Скорее всего, крепость была основательно укреплена из-за близости важных культурных объектов — монастырей Ошки и Хахули. Известно, что в начале XV века, крепость пала под натиском войск Тимура. Спустя полтора столетия Османская империя захватила Тао-Кларджети. Туркам крепость оказалась не нужна и с тех пор она заброшена. Все что осталось — одна массивная башня, несколько сильно разрушенных бастионов и отрезок стены. Территория засыпана камнями от рухнувших зданий и стен. Исследовать крепость из-за этого неудобно, да и, пожалуй, опасно. У подножия холма расположилась маленькая одноименная деревня, не подававшая признаков жизни. В Тортоми меня настиг закат, поэтому я поспешил с осмотром.

Потерянная Грузия...

Приезжайте, а мы постараемся сделать ваш отдых в Грузии незабываемым! Получить бесплатную консультацию или воспользоваться нашими услугами можно позвонив по телефонам: Потерянная Грузия... +7 (495) 268-07-72 или +995 555 566 540